Белорус создает стартап, который поможет минимизировать врачебные ошибки

Фото: 
Новость: 

Статистика врачебных ошибок ужасает: по некоторым данным, в США это одна из наиболее частых причин смерти. Реальная угроза жизни появляется в местах, в которых, по идее, жизни должны спасать. По Беларуси и СНГ подобной статистики, даже неофициальной, нет. Хочется верить в абсолютный профессионализм наших врачей, но едва ли это так: лучшие специалисты тоже могут ошибиться. Белорусский стартап Bolge не предлагает набор новых фильтров для Instagram или счетчик калорий. Зато разработчики собираются свести к минимуму врачебные ошибки.

Суть проблемы: интерфейсы медицинских аппаратов настолько сложны и неудобны, что работники путаются в функциях, и это может привести к фатальным последствиям. Например, если выставлена неверная температура для стерилизации приборов, на инструментах останутся вирусы, которые попадут в организм следующего пациента. Решение очевидно — нужно сделать интерфейсы как можно проще, пишет onliner.by.

Преподаватель БНТУ Евгений Лабунь уверен, что проблема легко решаема. За образец он предлагает взять интерфейсы видеоигр и мобильных приложений. Казалось бы, весовые категории разные: где игры, а где сложное оборудование. Однако, по мнению Евгения, в основе всех дизайнов должна лежать простота управления, и как раз в сфере развлечений она реализована особенно хорошо.

— Игры создаются для широкой аудитории, а медтехника — для специалистов. Разве один и тот же подход уместен в столь разных областях?

— Врачи работают с людьми, а не техникой. Максимум, пожалуй, пишут отчеты в Word и заполняют таблицы в Excel. Зачем вынуждать докторов учиться работать на аппаратах, отнимать у них время? Что касается медсестер и остального медперсонала — это люди без высшего образования, они не обучались техническим специальностям. Научились на месте работать с одним аппаратом — и будут десятилетиями нажимать одни и те же кнопки, причем это еще не самый плохой вариант.

По работе я был во многих санаториях. Практически везде аппаратура обновляется спустя лет двадцать после использования. Иногда можно встретить вещи 60—70-х годов. Если поставят какой-то свежий прибор с широким функционалом, то новыми возможностями медсестра даже не будет пользоваться: ведь это кажется слишком сложным. А инструкции пишут таким языком, что не каждый технарь разберется.

Евгений признается, что тестов на фокус-группах еще не было. Но врачи регулярно консультируют авторов проекта, поэтому обратная связь с людьми, которым как раз и предстоит работать с интерфейсом Bolge, все же есть.

— Как получилось, что лидеры индустрии не видят проблемы?

— Производители занимаются упрощением интерфейсов. Однако на первое место они ставят конструкцию аппарата, а не дизайн управления. Интерфейс не влияет на продажи, поэтому нет смысла уделять ему много внимания. Как таковой конкуренции не существует: медицинские учреждения смотрят на функционал, который в основном у всех одинаковый, и на стоимость. Никого не волнует, насколько сложно с аппаратом работать, — это уже заботы медсестры.

— В презентации Bolge приводится статистика: треть смертей от врачебных ошибок происходят из-за сложных интерфейсов. Все настолько серьезно?

— Да. Интерфейсы просто ужасны, а производители еще и цены накручивают, если аппарат с сенсорным экраном. Модели с тачскрином обходятся в тысячи долларов. А ведь сама технология уже дешевая. То же самое с автомобилями: добавление продвинутой мультимедиа-системы с сенсорным экраном может стоить $2—3 тысячи. Причем по качеству графики и удобству работы они все равно не дотягивают до iPad. Компании ставят самые дешевые матрицы по заоблачным ценам. С медициной аналогичная ситуация.

То, что обывателю кажется нагромождением цифр, для специалиста может быть важной информацией. Разработчики же предлагают убрать ее. Однако Евгений говорит, что сейчас это действительно хаотично разбросанные данные: «Если посмотреть на аппараты УЗИ от Siemens, то окажется, что как раз самую важную информацию они прячут в угол экрана, а основные данные написаны мелким шрифтом. Зато второстепенные показатели сразу бросаются в глаза».

Следуя логике стартапа, панель датчиков в самолете надо заменить щитком приборов автомобиля. Как ни странно, разработчик не спорит, а охотно соглашается с этим сравнением:

— Все именно так. Интерфейсы плавно идут в сторону упрощения, но многие индустрии слишком инертны. Давайте вспомним автомобили 50—60-х годов. В те годы водитель был настоящим специалистом своего дела: вечером слить воду, с утра налить новую, регулярно проверять уровень масла, заводить со стартера и так далее. Сейчас все автоматизировано, управление машиной перестало быть уделом профессионалов.

Возвращаясь к авиации: пилоты современных лайнеров скорее не управляют самолетом, а следят за работой электроники, которая берет на себя большинство функций по подъему в воздух, непосредственно полету и посадке судна. Системы делают это лучше людей. Человек по своей природе склонен совершать ошибки, что мы иногда и видим в новостных сводках. Сейчас проблема в ответственности: если машина под управлением автопилота совершит ДТП, то непонятно, кто будет за это отвечать.

Проект Bolge возник случайно. Евгений с четвертого курса БНТУ занимался исследованиями в области физиотерапии. После окончания учебы разработчик остался в университете:

— Однажды ко мне попал Вадим Киянко из БГУИРа, я был консультантом по его дипломному проекту. Было видно, что человек старательный, увлечен наукой. Появилась идея сделать массажное устройство, и я привлек его. Для новой разработки был нужен модуль управления — использовали Raspberry Pi. Но понадобился интерфейс, а подходящих не было. Тут мы встретили Яну Сыревич — художницу по UI/UX. Ее уровень не просто высочайший — проекты, в которых участвовала дизайнер, были отмечены редакциями AppStore. Большую поддержку оказывает заведующий кафедрой конструирования и производства приборов БНТУ Киселев Михаил Григорьевич и вообще весь коллектив кафедры.

Вскоре стартап переключился на интерфейсы:

— Мы начали смотреть, как сделаны управление и подача информации в топовых аппаратах Siemens, Philips. Оказалось, что по дизайну и удобству они застряли еще в 90-х. Я давно занимаюсь обслуживанием и ремонтом медтехники, поэтому хорошо вижу, насколько софт отстает от «железа». Медицина — очень консервативная область. Качество металла, пластика, измерительных систем — тут вопросов нет, все просто высочайшего уровня. Но не графическая оболочка.

Похожая ситуация с автомобилями: в Audi 2008 года выпуска картинка на дисплее будет хорошо если 2000 года. И теперь мультимедийные системы в премиум-брендах не ровня графике приложений для смартфонов и планшетов. Разве это так сложно реализовать? Даже придумывать ничего не надо, все уже и так применяется.

Как внедряют новые медицинские приборы? Создают пробный образец, дают его на тестирование в поликлинику или больницу. Если замечаний по работе нет, устройство запускают в серийное производство. Доделывать интерфейс никто не хочет — работает, и ладно. В случае с Bolge аппаратам не нужно проходить через всю бюрократию: дополнительные испытания, разрешения Минздрава и так далее. Специалисты меняют только модуль управления, рабочие же органы прибора не подвергаются правкам. Это примерно как заменить один экран в смартфоне на другой.

Разработчики купили стерилизатор Касимовского приборного завода. Устройство используется как тестовый аппарат для внедрения технологии. Стерилизатор не только довольно дешевый, но и хорошо показывает, насколько все устарело по части интерфейса:

— В СССР подход к дизайну отсутствовал напрочь: все делалось топорно. Вместо того чтобы сделать интерфейс и управление удобным, людей ставили перед фактом: «не можешь — учись». Альтернатив не существовало. Технически оборудование отличное, но как оно может конкурировать с американскими, японскими приборами, производители которых думают о комфорте пользователя?

Сейчас еще китайские компании поднялись: не будь в России дорогих пошлин на ввоз китайского оборудования, техника из Поднебесной всех вытеснила бы с рынка. Да, по качеству она немного отстает, но с такой ценой это все равно беспроигрышный вариант. Китайцев не волнует уникальность дизайна и патенты. Наплевать, что аппарат выглядит как прибор от именитого производителя, ведь он стоит в три раза дешевле.

— Купленный нами стерилизатор хорошо показывает, что над удобством работы толком не задумывались. Крохотные дисплеи, информация на одном экране не помещается, нужно ждать смены картинки. Все управление осуществляется только двумя кнопками. Теперь возьмем тачскрин — они стоят долларов сорок за штуку. Мы берем стандартную плату, ее свободно можно купить на AliExpress. У китайских производителей реально заказать какие угодно диагонали. Естественно, по паре штук они выпускать не захотят, но партия от тысячи экземпляров будет по вполне доступной цене. Плюс нужны компоненты непосредственно для соединения нашей платы с начинкой аппарата.

Стоимость доработки составит около $300. Модификация включает в себя контроллер с сенсорной матрицей и программное обеспечение. Конструкция врезается в сам аппарат. Евгений полагает, что будущее — за малыми производителями, которые могут расшевелить индустрию. Крупным компаниям нет смысла внедрять инновационные решения: их технику и так покупают. Зато небольшие фирмы хотят пробиться к вершине, и заявить о себе они могут только современными разработками.

Евгений говорит, что идеальный вариант — работа на аутсорс для небольших производителей. Софт дорабатывается под нужды конкретного устройства, плата вставляется в прибор, и устройство отправляется обратно. Возникает вопрос унификации:

— Давайте посмотрим на телефоны: цифровая клавиатура для набора номера организована по одному принципу что в модели за $100, что в устройстве за $1000. Медицинские приборы — это не космические разработки, ничего сверхсложного в них нет. Каждый аппарат создается для конкретной цели, имея небольшой набор функций. Некоторые устройства сложнее — приборы для УЗИ, томографии и так далее. Но в большинстве случаев можно просто довести до ума графическую оболочку, и это значительно уменьшит вероятность ошибки.

Доработка Bolge расширит функционал устройств. Например, появится поддержка работы с принтерами и автоматическая загрузка данных о проведенных операциях на «облачный» сервер.

— Зачем это нужно?

— Во-первых, не надо что-либо писать на упаковках со стерилизованными инструментами — распечатали бумажку и наклеили. Написанные от руки сведения обойти легко, а если они напечатаны в автоматическом режиме, халтурить медперсонал не сможет. Во-вторых, весь протокол стерилизации будет храниться и локально, и в «облаке», причем с блокировкой возможности редактирования. Контролирующие органы смогут проверить, как на самом деле стерилизуют приборы, полностью ли соблюдают технологию. Зайдите в любой салон красоты и посидите в очереди минут двадцать: я не видел ни одной косметологии, где бы стерилизовали инструментарий, — это же огромная проблема. Хотя ответственные косметологи наверняка существуют.

— Но ведь должны быть какие-то проверки?

— Салоны заполняют журналы, в которых записано время стерилизации. То есть по документам все красиво. Но как вы можете знать, включался сам прибор или нет? А если включался, то на какое время, прошла ли стерилизация по регламенту? Вдруг его активировали пустым, просто для отвода глаз? Все на совести работников салона. Стоматологий это тоже может касаться. Пусть попробуют обмануть «облачный» сервер, на который заносится вся информация о времени работы приборов без возможности редактирования.

Проект Bolge получил хорошие отзывы на европейских конференциях. Но с инвестициями все не очень гладко. Евгения это не удивляет:

— Мы делаем не массовый продукт, больших доходов Bolge не принесет. Кто захочет вкладывать деньги в спасение жизней, если можно инвестировать в приложение с собачьими ушами и получать миллионы? Я понимаю сомнения инвесторов: мы ведь не предлагаем лекарство от рака. Нужен ментор не только с деньгами, но и с идеей, а не простым желанием навариться. Сами понимаете, что таких людей единицы. Но занявшись одними только стерилизаторами Касимовского завода, мы достаточно скоро сможем выйти на прибыль — в течение 5—6 лет. Для технического стартапа это хорошо.

Рубрика: 
Язык: 
Дата публикации: 
понедельник, февраля 13, 2017
Источник: 

charter97.org