Поймать волну: кому доступен яхтинг и почему студенты БНТУ сдают экзамен на Минском море

Фото: 
Новость: 

Экзамен по судовождению обязаны сдать все первокурсники специальности «Кораблестроение и техническая эксплуатация водного транспорта» факультета энергетического строительства Белорусского национального технического университета. Он традиционно проходит в акватории Минского моря.

Корреспондент агентства «Минск-Новости» наблюдала, как студенты сдают нетипичное для белорусских вузов испытание, и заодно узнала, по карману ли яхтинг среднестатистической семье и чем еще можно заняться на Минском море.

Первокурсники Маша Капуза и Тимур Германович приехали на Минское море из столицы на электричке. Сегодня они будут демонстрировать навыки управления катером и парусной яхтой. Место встречи ребят с экзаменатором — яхт-клуб «Меридиан». Пока преподавателя нет, первокурсники гуляют по причалу и делают селфи. Чувствуют себя довольно спокойно, будто вовсе не на экзамене.

У Маши с детства любовь к кораблям, особенно парусным. Были мысли даже поступать в Корабелку (Санкт-Петербургский государственный морской технический университет. — Прим. авт.). Но, когда узнала, что в БНТУ есть аналогичное направление, долго не раздумывала и подала документы именно сюда. А у Тимура на военно-морском флоте служил дед, который стал для него примером. У парня, к слову, уже есть квалификация «матрос-спасатель».

— В будущем мы инженеры-проектировщики, механики. Научимся эксплуатировать водный транспорт, а пока самое интересное в учебе — курс судовождения, — говорит Тимур.

— «Лево руля! Право руля!» — это все про нас, — улыбается Маша.

Сначала студенты знакомятся с теорией: изучают устройство судна, навигацию, внутренние и морские пути, учатся прокладывать курс. А последний семестр — практика управления моторной и парусной лодками.

— До 1 июня мы не могли выходить на воду из-за нереста рыбы, — уточняет Маша. — На чем нравится плавать больше? На парусном судне надо соображать: руль поворачиваешь вправо — а нос уходит влево. Если есть порывы ветра, управление затрудняется. На моторке проще. В Беларуси порядка 10 основных портов, есть судоремонтные заводы, много верфей. Одна из них находится неподалеку от Речицы, откуда я родом. Порты в нашей стране в основном грузовые: возят по водам то, что не совсем удобно транспортировать по дорогам, например большие объемы камней, песка.

Пока ребята расслабленно рассказывали про свою специальность, приехал экзаменатор. Преподаватель Александр Прудников — мастер спорта СССР по парусному спорту.

— Этого парня пущу на борт только босиком, — то ли в шутку, то ли в серьез говорит он по поводу Тимура.

Студент пришел на экзамен в массивных ботинках с толстой подошвой. Такие могут оставить черные следы на белоснежном судне.

— Если что, я вымою палубу, — улыбается Тимур.

Для допуска к экзамену нужно соблюсти минимальные требования — быть в застегнутом жилете. Уметь плавать, говорят студенты, не обязательно. Однажды их однокурсник на практических занятиях некоторое время провел в машинном отделении теплохода «Дядя Федор». Его стало укачивать, закружилась голова — оказалось, морская болезнь. Обучение пришлось оставить и выбирать другое призвание.

— План действий такой: первая пятерка сдающих погружается на катер и выходит в акваторию, остальные — следом на яхте «Вика». В обозначенном месте кидаем якорь и поочередно отрабатываем элементы: подходы-отходы, маневрирование вокруг буйка. Мне нужно посмотреть, что вы усвоили. Потом будут вопросы по теории, — командует А. Прудников.

Тимур в первой пятерке добровольцев. Ему выдают рацию, другая остается у экзаменатора. Когда ребята выйдут в море, это будет единственная связь. Так преподаватель сможет давать указания.

Перед отправкой катера Тимур проверяет наличие масла, топлива в баке, вычерпывает воду.

— Главное, не врезаться в других участников морского движения. Рядом занимаются дети из парусной школы. Также желательно как можно меньше воды набрать в судно. А то некоторые на полном газу сдают назад и топят всю палубу, — улыбается Тимур.

На яхте «Вика» готовятся отправиться в путь остальные участники экзамена.

— Кранцы убираем, вяжем на корму, — командует педагог. — Правило хорошего морского тона: на судне все должно быть на своем месте и закреплено. Это помогает, когда необходимо плыть ночью в полной темноте, — все необходимые вещи можно быстро отыскать. Но и вопрос безопасности: очень неприятно, когда в шторм по палубе будут кататься различные предметы.

Входим в акваторию Минского моря. Ребятам несказанно повезло: ветра практически нет — управлять моторным судном будет гораздо проще.

Когда катер и яхта значительно отплывают от берега, преподаватель командует отдать якоря.

Тимур сдает экзамен первым: на катере плавно отходит от «Вики», подплывает к буйкам, между ними выписывает «восьмерку». А затем так же искусно пристраивается плотно к борту яхты. Задания выполнил быстро и без заминки. Он прирожденный моряк. Экзаменатор выставляет 9 баллов.

Сдающему следом везет меньше. Несколько попыток приблизить катер к борту «Вики» заканчиваются не совсем успешно: отключает мотор — и лодку тут же относит от яхты. А. Прудников дает подсказки, но отметка за экзамен снижается.

Студенты, успешно выдержавшие испытание, могут впоследствии обратиться в Государственную инспекцию по маломерным судам, где им официально выдадут права на управление такими транспортными средствами. С подобной корочкой можно участвовать в регатах, а также подрабатывать в свободное от учебы время в яхт-клубах и портах. Права будут действительны в любой стране мира, но только на внутренних путях. Если хочешь выходить в море, нужно получить более высокую категорию. Сдать дополнительный экзамен или, например, 2-3 раза сходить в международные регаты.

— Навыки судовождения полезны будущим инженерам. Ребята должны прощупать руками, как все работает, — рассуждает А. Прудников.

В Беларуси по данным за январь 2017 года зарегистрировано более 145 тысяч маломерных судов. В международной практике подобные плавсредства принято называть прогулочными, потому что их пассажировместимость составляет не более 12 человек.

— Только в минском участке зарегистрировано порядка 40 тысяч судов. И их количество ежегодно растет, — уточняет А. Прудников. — Поэтому и рынок труда в сфере эксплуатации водного транспорта, портов, спасательных и лодочный станций требует специалистов.

— Минчане могут себе позволить заниматься яхтингом?

— Люди, имеющие постоянный средний доход, — вполне. Они могут пройти обучение в яхт-клубе и участвовать в спортивных и развлекательных программах. Разовая тренировка стоит 20 рублей. Это двухчасовой выход на яхте с инструктором. Полный курс обучения для получения прав обойдется в 450 рублей — дешевле, чем курсы автовождения. А дальше спортсмен-любитель решает: вливаться в состав экипажа какого-либо судна либо покупать свое. Например, яхта «Вика» в текущем состоянии стоит 50 тысяч долларов, но это парусное судно VIP-класса с тремя каютами на борту, баром, туалетом, холодильником и прочими прибамбасами. Но есть лодки, которые стоят и 5 тысяч долларов, как бюджетный автомобиль. Яхтинг в Беларуси развивается медленно, но в правильном направлении. За последние 5 лет серьезно вырос флот, стало больше увлеченных людей. В обществе меняются приоритеты: в советский период Минское море было пустынным — все копались на дачах. Потом развал СССР, кризис ударил по достатку людей — зарплаты были по 15-20 долларов. Сейчас народ устал от дач, наездился по турецким отелям и ищет активного отдыха.

Пока ребята сдавали экзамен, в акваторию Минского моря вышли любители сапсерфинга (от англ. аббревиатуры SUP — Standup paddleboarding — гребля на доске стоя). Это достаточно новое увлечение, получившее в последние годы неслыханную популярность по всему миру. Находясь на специальной доске с веслом в руках, можно расслабленно плыть по водной глади, исследуя окружающую природу. По словам А. Прудникова, купить такую доску по карману каждому. А можно взять напрокат и поучиться махать веслом самостоятельно. Дело совсем не хитрое.

Рубрика: 
Язык: 
Дата публикации: 
четверг, июня 29, 2017
Интеллектуальная ответственность: 

Бурдо, Юлия