Немые воспоминания: какие мемориалы и памятники в Минске посвящены событиям Великой Отечественной

Фото: 
Новость: 

Столица хранит память о том, какой ценой досталась Победа в мае 1945-го. Мемориалы, памятные знаки и доски, названия улиц и переулков многое могут рассказать о тех днях. В историю углубился корреспондент агентства «Минск-Новости».

Если спросите у минчан, какие они знают памятники и мемориалы, посвященные самой кровопролитной войне XX века, то первым делом услышите: монумент Победы.

Затем горожане добавят в список экспозиции музей истории Великой Отечественной войны, танк у Дома офицеров, стелу «Минск — город-герой», вспомнят о «Тростенце».

Обелиск и Вечный огонь на площади Победы знают все без исключения белорусы. Их изображение встречается повсеместно — на открытках, обложках школьных дневников, в газетных статьях. Но мало кто из жителей столицы вспомнит о памятниках семье Янушкевич, Анне Манциводе, неизвестным бойцам на проспекте Дзержинского, жертвам одного из первых концлагерей. Стоит только присмотреться, как в знакомом месте города взгляд выхватит неприметный памятный камень с текстом, посвященным героям Великой Отечественной войны.

Врата в прошлое

Сегодня основные официальные мероприятия, посвященные памяти жертв фашизма, проходят на месте бывшего концлагеря «Тростенец». Недавно его территорию облагородили, там установили скульптуру «Врата памяти». Долгое время о жертвах «Тростенца», а это более 200 тысяч человек, не вспоминали. Слишком тяжелая история времен войны. Неудивительно, что еще в годы СССР память о ней решили увековечить мемориалом в совершенно другом месте — на противоположной стороне нынешнего Партизанского проспекта в деревне Большой Тростенец.

Лишь после развала Советского Союза общественность и историки обратили свои взоры на места людских трагедий. В открытую заговорили о печально известном концлагере для военнопленных «Шталаг 352» с 22 филиалами в Минске и окрестностях, где погибли более 80 тысяч советских граждан. Его создали в начале июля 1941 года. Известно, что это самый большой на оккупированной территории СССР лагерь для рядовых и сержантов. Городское отделение концлагеря находилось в Пушкинских казармах на Логойском тракте (ныне улица Я. Коласа), основная стационарная часть — в Масюковщине.

Городской лагерь пленных офицеров (Rollbahn) на Переспе рядом с Долгиновским трактом был создан всего через 2 дня после оккупации Минска. В нем оказались около 100 тысяч окруженцев и 40 тысяч минчан призывного возраста.

В середине июля их перевели в более просторный временный лагерь на берегу Свислочи в урочище Дрозды. Территорию в 9,3 га обнесли двумя рядами колючей проволоки высотой 3 м и разбили на несколько участков: для красноармейцев, командиров, гражданского населения, лиц с высшим образованием, евреев. Лагерь был фильтрационным. Узников через некоторое время либо переводили в другие места, либо расстреливали всего в 600–700 м от ограждения.

После освобождения Беларуси начала работу Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. В акте комиссии от 13 августа 1944 года № 116 записано: «Урочище Дрозды. Северо-восточнее концлагеря, находившегося на территории поселка Дрозды, обнаружена траншея-канава, в которой при раскопках на глубине 0,5 метра найдены останки трупов (черепа, кости, истлевшая одежда). По свидетельским показаниям, в ней захоронены расстрелянные немцами советские граждане, которых привозили сюда для экзекуции из Минска, в количестве около 10 тысяч человек». Столь печальным был итог краткого существования «Дроздов». Фильтрационный лагерь ликвидировали в сентябре 1941-го.

После войны территория деревни стала частью Минска, на которой расположилась птицефабрика имени Крупской. Окрестные поля, принадлежавшие совхозу, все эти годы засевали сельскохозяйственными культурами. И никто не увековечил память тех 10 тысяч расстрелянных военнопленных и минчан.

Так и продолжали люди вести здесь хозяйственную деятельность, пока в 1972 году не нашли человеческие кости. После этого руководитель музея военно-патриотической славы ближайшей средней школы № 104 Николай Михей начал изучать историю лагеря «Дрозды». Но добиться установления правды удалось лишь в 1990-е. От одной из учениц Николай Тихонович узнал, что ее отец, сажая на поле картофель, наткнулся на человеческие останки. Н. Михей выступил с инициативой, чтобы эта территория была обследована. В ходе раскопок специализированная поисковая рота обнаружила тот самый ров, где покоились узники.

В 1996 году здесь установили памятную табличку. Ученики школы № 104 постоянно следили за порядком на этой территории. На уроках труда мастерили таблички, которыми обозначали границы рва. И всячески пробуждали интерес общественности к печальному историческому факту.

Прошло еще время. В 2009-м за счет средств, заработанных на республиканском субботнике, территорию у памятного знака благоустроили. В 2010 году постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 1351 захоронению придан статус историко-культурной ценности регионального значения.

Непокоренные

Есть в Минске уникальные памятники Великой Отечественной войне.

Два из них — легендарные бронированные машины Т-34-85. Первая установлена на постаменте у Дома офицеров. Легенда гласит, что она прорвалась в оккупированный Минск в июле 1941-го, уничтожила множество вражеской техники и фашистов и практически вырвалась из города. Ее подбили на нынешней площади Якуба Коласа, потом использовали как указательный столб и место для фотографии. После освобождения столицы машину отремонтировали и установили на постамент. Красивая легенда, правда? В 1941-м, действительно, на Комаровке стоял танк Т-34 первого образца с другой башней и пушкой. Так что на пьедестал установлен его старший брат.

Второй Т-34-85 расположен за городской чертой на развилке дорог у Острошицкого Городка. Монумент-танк поставили в честь военнослужащих 100-й стрелковой дивизии, которые оборонялись здесь в 1941 году, и танкистов 5-й гвардейской танковой армии, освобождавших Острошицкий Городок в 1944-м. Именно эти войска отличились в боях за столицу, значит, и памятник им наш, столичный! Так считают большинство минчан.

Литературный

На площади Якуба Коласа неподалеку от задумчивого классика находится старик-партизан с винтовкой в руках. Это герой коласовской «Дрыгвы» дед Талаш — старейший белорусский партизан. Он оказался в оккупации, был арестован немцами, но отпущен. После этого в возрасте 96 лет ушел в партизанский отряд. Считается, что дед Талаш стал самым возрастным народным мстителем, а по другим данным — и участником Великой Отечественной. В январе 1943 года с партизанского аэродрома на острове Зыслов его переправили в Москву. В столице СССР он выступал с агитационными рассказами о белорусских партизанах и их подвигах. В гостинице «Москва», где деда Талаша разместили, и состоялась историческая встреча с Якубом Коласом. Вот так в памятнике герою произведения скрыта часть истории Великой Отечественной и биографии классика белорусской литературы.

Звездный

На проспекте Дзержинского у бывшей деревни Петровщина в 1981 году появилась скромная стела со словами: «Слава героям Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.». Через 10 лет ее сменило надгробие. На граните красовались золотая звезда и надпись: «Они сражались за Родину». Были выбиты установленные имена и фамилии 11 советских бойцов, павших в боях за Минск. В 1941 и 1944 годах местные жители втайне хоронили воинов кто где мог: у дороги, на своих подворьях, в полях. После войны тела эксгумировали и перезахоронили в братской могиле. Всего здесь нашли упокоение 35 человек.

В 2013 году по инициативе администрации Московского района проведена полная реконструкция памятника. Масштабные работы велись за счет добровольных пожертвований предприятий, организаций и горожан. В итоге появился мемориал «Память». Вместо единой могильной плиты ввысь устремились 11 звезд с именами погибших. На небольшом обелиске, таком, какие было принято устанавливать в СССР над братскими захоронениями, лишь скромная надпись: «24 неизвестных солдата». Сидя спиной к оживленному проспекту Дзержинского, на могилы смотрит сгорбленная мать. В руках сжимает солдатскую пилотку…

Старый

Старейшим в столице мемориалом, посвященным событиям Великой Отечественной войны, является обелиск из черного мрамора. Он установлен в память об узниках Минского гетто на месте старого песчаного карьера на нынешней улице Мельникайте. Здесь 2 марта 1942 года расстреляли 5 тысяч человек. В 1947-м на месте казни был установлен черный гранитный монумент. В 2000-м территорию вокруг него облагородили, установили скульптурную композицию «Последний путь».

Трагедия семьи Янушкевич

Большинство военных памятников в столице посвящены не конкретной странице истории Великой Отечественной, а трагическому событию, установлены на местах массовых казней. Один из таких мемориалов — памятник подпольщикам в Александровском сквере.

На нем высечено: «На этом месте гитлеровцы казнили советских патриотов в годы Великой Отечественной войны. Среди многих других отдали жизнь за Родину секретарь Минского подпольного горкома КП(б)Б И. П. Казинец, подпольщики Н. Г. Демиденко, О. Ф. Щербацевич, Н. Ф. Янушкевич, П. Ф. Янушкевич. И. П. Казинцу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза». Памятник был установлен в 1979 году. Его авторы — скульптор Анатолий Аникейчик и архитектор Леонид Левин.

В этом памятнике отражены две показательные казни, проведенные оккупантами в Минске. Фотографии облетели весь мир и были в числе доказательств преступлений фашистов на Нюрнбергском процессе.

Из ворот минской тюрьмы 26 октября 1941 года под усиленным конвоем вывели 12 подпольщиков. Их разделили на четыре группы по три человека. В сквере на пересечении современных улиц Карла Маркса и Ленина на ветвях дерева были повешены Надежда Янушкевич, Петр Янушкевич, политрук Леонид Зорин. На одной из аллей Центрального сквера были казнены Ольга Щербацевич, Николай Кузнецов и неизвестный. Такой же эшафот устроили на Комаровской площади (ныне площадь Якуба Коласа). В виселицу превратили проходную дрожжевого завода.

На памятном камне запечатлена трагическая судьба семьи Янушкевич. В тот день были казнены Ольга Щербацевич (в девичестве Янушкевич), ее сын Володя, брат Петр Янушкевич, сестра Надежда Янушкевич с супругом Николаем Кузнецовым. Хотя имени Володи на памятном знаке нет, в камне — отпечаток его ног. Они самые маленькие, ведь мальчишке было всего 15 лет.

В Центральном сквере 7 мая 1942 года на столбах уличного освещения вдоль нынешнего проспекта Независимости были повешены Исай Казинец, Николай Демиденко и неизвестный боец Минского подполья. Всего в тот день в петле оказались 28 человек, 250 были расстреляны.

Этот мемориальный знак — символическое надгробие на братской могиле всех подпольщиков, сложивших головы за 1 100 дней оккупации.

Руины стреляли

Долгое время о минских подпольщиках не принято было говорить. Их подвиги просто замалчивали, приписывали руководимому из Москвы Центральному штабу партизанского движения. Прошло 15 лет, прежде чем про подпольщиков открыто заговорили. Считалось, что те, кто остался в оккупации и не сражался в рядах народных мстителей, сотрудничали с немцами. Это было как клеймо: нельзя было получить престижную работу, повышение. Был в оккупированном Минске — значит, не сопротивлялся. Но когда всплыли факты о том, что сделали наши подпольщики, клеймо позора с них смыли. Ведь, по приблизительным подсчетам историков, на путь подпольной борьбы встали более 9 тысяч горожан.

Память о них стали увековечивать с 1965 года, когда пятеро участников Минского подполья — Исай Казинец, Иван Кабушкин, Владимир Омельянюк, Евгений Клумов и Николай Кедышко — были удостоены звания Героя Советского Союза. Затем появились несколько мемориальных досок на зданиях, где во время войны располагались конспиративные и явочные квартиры. Большинство из них находились в частном секторе. Это предопределило их судьбу: когда начался хрущевский строительный бум, строения попросту исчезли с улиц города. Например, центр подпольной борьбы находился у старого Червенского рынка. Раньше здесь, на улице Оранжерейной, располагалась усадебная застройка. Почти все дома так или иначе были связаны с подпольем. Сегодня о них напоминает мемориальный знак. Он гласит, что в домах № 7 и 9 размещались конспиративные квартиры Минского антифашистского подполья. Их хозяева П. С. Алейчик и Н. Ф. Герасимович казнены в мае 1942-го. В доме № 11 жила семидесятилетняя Анна Манцивода. С первых дней существования сопротивления у нее находили приют подпольщики. В феврале 1944 года Анну Антоновну арестовали и после допросов в мае расстреляли.

Буквально через сотню метров, на противоположной стороне улицы Маяковского, у пересечения этой магистрали и переулка Лугового, находится еще один мемориальный знак. Читаем надпись на камне: «У гады Вялікай Айчыннай вайны ў доме № 35 па вуліцы Маякоўскага размяшчалася канспіратыўная кватэра спецгрупы маёра М. М. Багатага (Багатырова). Александровіч Зінаіда Аляксандраўна, якая пражывала ў гэтым доме, выконвала заданні групы па разведцы. Загінула ў чэрвені 1944 г.». Именно на этом месте стоял дом, где жила патриотка. Помню, в 1990-е годы я частенько здесь бывал с друзьями. Там находился пункт приема вторсырья. Сюда мы, 10-летние пацаны, приносили собранный на Червенском рынке картон, зарабатывая таким образом на карманные расходы. О героическом прошлом этого дома напоминала лишь небольшая табличка на фасаде. Когда пункт приема закрыли, здание в кратчайшие сроки пришло в упадок: просела крыша, пошел трещинами фундамент. Дом без жильцов очень быстро умирает… В 2000-х его снесли. Рядом выросла многоэтажка, оборудовали парковку. А память о героическом прошлом этого района увековечили мемориальным знаком.

Сколько таких домов, где собирались подпольщики, кануло в Лету, установить невозможно. Остановимся лишь на двух сторонах начального участка улицы Маяковского. Весь район между железнодорожной насыпью и Свислочью в годы оккупации был частным сектором. Находился он возле оживленного рынка практически на окраине города. Здесь легко было затеряться в толпе и обменяться информацией, ночью незамеченным пройти на конспиративную квартиру. После войны в некоторых уцелевших домах поселились новые жильцы. Многие патриоты-подпольщики и члены их семей не дожили до дня освобождения Минска. В 1960-е, когда начался снос сектора индивидуальной застройки между улицами Маяковского и Надеждинской, людей, которые здесь жили, в наименьшей степени интересовало героическое прошлое деревянных строений. Они мечтали покинуть тесные комнаты с удобствами на улице и перебраться в современное панельное жилье.

На школьном дворе

Особую роль в сохранении памяти о героях Великой Отечественной играют столичные школы. Во многих созданы музеи, мемориалы.

Среди них самый известный памятник — взмывающий ввысь самолет на территории гимназии № 30. Его торжественно открыли 6 ноября 1977 года. Тогда это была школа № 65, носившая имя Героя Советского Союза летчика-штурмовика Бориса Окрестина. Увековечить его память решили сами ребята и их наставники. Три года ученики собирали металлолом и макулатуру. Шефы — летчики 74-го штурмового авиаполка 1-й Гвардейской Сталинградской штурмовой авиадивизии и лично генерал-полковник авиации дважды Герой Советского Союза Леонид Беда — ходатайствовали о выделении для школьного музея боевого самолета МиГ-17.

Но мало кто знает, что в прошлом году в столице на территории СШ № 144, что находится в поселке Сосны, появился еще один памятный знак, посвященный подвигу экипажа штурмовика Ил-2 в составе Героя Советского Союза гвардии старшего лейтенанта Бориса Окрестина и гвардии старшины Виктора Солодухина. Инициатором его установки стала гимназия № 30.

6 июля 1944 года пятерка советских штурмовиков атаковала скопление вражеской техники. Самолет Окрестина был подбит, и летчик направил его в гущу немецких танков и машин. В 1972 году в лесном массиве у поселка нашли место падения этого штурмовика.

Павшим товарищам

Самый известный столичный памятник студентам и преподавателям, погибшим в годы Великой Отечественной, установлен во дворе главного корпуса БГУ.

Его торжественно открыли 9 мая 1975 года — в день 30-летия Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками. По традиции 29 июня в университете торжественно отмечают День памяти студентов, преподавателей и сотрудников БГУ, героически сражавшихся на полях Великой Отечественной войны и отдавших свои жизни за освобождение и независимость Беларуси.

Но мало кто знает, что первыми увековечили память своих павших педагогов и ребят в Минском педагогическом институте имени Горького (сейчас Белорусский государственный педагогический университет имени Максима Танка). Небольшой памятный знак установили еще в 1965 году за счет средств, собранных самими будущими учителями. После строительства нового высотного корпуса он оказался скрыт во внутреннем дворике. Ежегодно от этого мемориала начинается Звездный поход студентов и преподавателей по местам боевой и трудовой славы белорусского народа.

Вторыми почтили память ушедших товарищей в Белорусском политехническом институте (сегодня Белорусский национальный технический университет). В 1966 году на архитектурном отделении строительного факультета состоялся конкурс на лучший проект памятника студентам и преподавателям БПИ, погибшим в годы Великой Отечественной войны. На суд жюри было представлено более 10 работ. Первое место занял проект Евгения Ковалевского и Валерия Рысакова. Возведением монумента должны были заниматься исключительно студенты. Для этой благородной цели создали студенческий строительный отряд. Летом 1967-го началось возведение стелы. Она состоит из 4 бетонных блоков, нанизанных на два рельса. Их бесплатно выделило трамвайно-троллейбусное управление Минска. Торжественное открытие стелы состоялось 5 ноября 1967 года. Сегодня она все так же смотрит на проспект Независимости с территории главного корпуса БНТУ.

Рубрика: 
Язык: 
Дата публикации: 
четверг, мая 10, 2018
Интеллектуальная ответственность: 

Исайчук, Дмитрий

Источник: 

minsknews.by