Голос зодчего

Фото: 
Новость: 

О Сергее Сергачеве: профессор, который написал книгу длиной в жизнь «Народное зодчество Беларуси. История и современность».

Лекции по истории архитектуры будущим зодчим в Белорусском политехническом институте читала доцент Наталья Николаевна Маклецова. Была у нее своя особая манера преподавания. Повествуя о величайших мировых памятниках архитектуры, Наталья Николаевна раскрывала книгу «Собор Парижской Богоматери». Описание собора Виктором Гюго звучало в аудитории как стихи в прозе. Больше полвека прошло с тех пор, а из лекций любимого преподавателя в памяти Сергея Сергачева остались образные выражения: «Время — зодчий, а народ — каменщик», «Зодчество было величайшей книгой рода человеческого», «Каждая волна времени оставляет на памятнике свой намыв, каждое поколение — свой слой, каждая личность добавляет свой камень...».

Если есть искра в душе, то из нее рано или поздно разгорится пламя. У Сергея Сергачева такая искра, несомненно, была. Правда, поначалу она весьма неопределенно напомнила о себе. Сергей любил рисовать. И на уроках черчения был первым. Вот и возникла мечта стать художником. Но честно взвесив все «за» и «против», Сергей пришел к выводу: мечта, не подкрепленная талантом, обречена на неудачу. Архитектура — вот что ему надо. И там он скажет свое слово. Поддержал Сергея и отец.

...Умные, глубокие, насыщенные эмоциями лекции будоражили у студентов творческую мысль. Настраивали их на поиск самостоятельных решений.

«Если зодчество — великая книга человечества, то, по крайней мере, таких книг должно быть две: каменная и деревянная, — размышлял Сергей Сергачев. — Каменная книга обречена на долговечность, а может, и на бессмертие. А деревянная вряд ли. Ее и время может уничтожить, и огонь. Но ведь сказал Янка Купала: «Бедна хатка ты,/ Але вечная,/ I палацы ўсе/ Перастоiш ты...». Если когда–нибудь я напишу книгу (амбициозная мечта!) о том, как в глубинах народной жизни рождалось зодчество, непременно буду использовать литературные образы. Музыка, литература, живопись и архитектура — это же родные сестры»...

Итак, ключевое слово «книга» было произнесено в душе Сергачева еще в студенческие годы. Определенного плана на сей счет у него не было, да и быть не могло: учеба заслоняла собой все. Но уже на третьем курсе (1967 год) Сергей удивил своих однокурсников неожиданным поступком. Вместо того чтобы стать бойцом студенческого строительного отряда, поехать в Казахстан или Коми АССР и заработать приличные деньги, он предпочитает летом колесить по большакам и проселкам, добираясь до самых дальних белорусских деревень. На плече у студента фотоаппарат, в кармане — блокнот, а в сумке — еда на пару дней: батон, несколько плавленых сырков да слипшиеся от жары дешевые конфеты. С деньгами у Сергея было, как у поэта: «Стукнул по карману — не звенит./ Стукнул по другому — не слыхать». Их хватало только на проезд. Да и то не всегда. Случалось, на дизель–поезде проскакивал несколько станций и зайцем. А сколько верст отмахал на своих двоих — так это в порядке вещей... Но что искал студент в краю родном? Каких открытий жаждала его душа? Парадокс заключался в том, что «открытия» студента Сергачева у местных жителей чаще всего вызывали улыбку. Ну кого из них удивишь старинной усадьбой с соломенной кровлей? Или резным декором окон, ставен, карнизов? Тем паче — гумном, амбаром, адрыной, пуней, истопкой, поветью? Все это было всегда. Как поле за околицей. Как лес вдалеке от села. Как небо над головой. А придет время — разберут постройки на дрова. Чтобы не рассыпались прахом... Потому и мотался Сергей Сергачев из одного района в другой. Чтобы сфотографировать деревянные строения, отмеченные высоким мастерством зодчих. Пускай и в снимках, но сохранить их для истории.

Но вот и студенческие деньки отзвенели как песня. Отличника учебы Сергея Сергачева распределят в знаменитый на всю страну институт «Минскпроект». Об этом можно было только мечтать. Здесь умели ценить творческую личность. Молодых архитекторов не задвигали на задворки. Не гасили порывы самостоятельности и новаторства.

По проекту 25–летнего архитектора Сергея Сергачева (в соавторстве) в 1971 — 1972 годах возвели несколько секций жилого дома по улице М.Танка. Впоследствии этот дом из красного кирпича в народе нарекут «Брестская крепость». На весь квартал будет его протяженность. Построят по сергачевскому проекту (в соавторстве) и жилой дом в Серебрянке. Все складывалось как нельзя лучше. И радоваться было чему. Но... не кирпичные громады стояли перед его глазами, а скромные деревянные постройки. Они звали к себе. И тихий голос их нельзя было не услышать...

Судьба — не рельсы в два ряда. И нет в ней станций, где можно пересесть из одного поезда в другой. Но когда Сергей Алексеевич осознал, что народное зодчество проросло в нем корнями, он понял: без пересадки в другой поезд никак не обойтись. Он возвращается на родной факультет. Аспирантура. Защита кандидатской. В 2008 году становится доктором архитектуры, а через год — профессором.

В научных журналах и сборниках, периодических и энциклопедических изданиях вышло в свет более 650 работ Сергея Сергачева. Его статьи публиковались в России, Польше, Венгрии, Великобритании, Китае. Он — автор монографий «Белорусское народное зодчество» и «Жемчужина в Горках: архитектурный ансамбль сельскохозяйственной академии». В статьях — и теория, и практика. Как и сам профессор Сергачев...

В 1977 году Министерство культуры БССР утвердило Сергея Алексеевича руководителем рабочей группы по созданию Белорусского государственного музея народной архитектуры и быта в деревне Озерцо Минского района. У музея под открытым небом было только чистое поле да небо. И несколько сотрудников во главе с Сергачевым. Им предстояло собрать достойные образцы деревянного зодчества не с бору да с сосенки, а по всем правилам этнографии и этнической принадлежности. Музей под открытым небом — это наглядная картина бытового уклада и духовной культуры народа. Это не декорации, а живые свидетельства того, как люди жили в начале прошлого века и хозяйствовали на земле. Какими пользовались орудиями труда и предметами быта. Какую носили одежду и как ее создавали. А церковь XVIII века, народная школа, усадьбы, общинный амбар, ветряная мельница шатрового типа, корчма, хлев, гумно, адрына, пуня не просто перенеслись с одного места на другое, а как бы переселились из прошлого в настоящее и будущее, чтобы сказать и сельчанам, и горожанам: «Такими мы были и так служили вашим предкам»...

Случилось так, что в разгар работ по созданию музея Совмин СССР принимает постановление, запрещающее проектировать и строить объекты, связанные с культурой. Что делать? Сложить руки и ждать лучших времен? Но время–то как раз ждать не умеет: оно может разрушить то, что пока еще живо. «Будем искать нужные строения и перевозить их сами», — принимает решение Сергей Алексеевич. «Гэта павiнна рабiць дзяржава, а не мы», — возразит директору сотрудник музея. «А если держава не может, тогда кто, если не мы?» — скажет директор и поставит на этом точку.

Перевезли несколько построек, которые органично вписались в деревню. Каких усилий это стоило — словами не опишешь. Но не сделай они этого — дома пошли бы на дрова. На Сергачева написали донос в ЦК КПСС: дескать, самоуправничает. Проверяющие все перерыли, но... личной корысти директора ни в чем не обнаружили. Так за что же снимать его с работы?

Шесть лет директорства Сергея Сергачева были для музея той фундаментальностью, без которой ему не стать бы таким, какой он есть сегодня.

Поистине, народный писатель Василий Белов, рассуждая о том, что движет человеком, когда он строит, и как зарождается дух творчества, сравнивает мастерство плотника с искусством иконописца. И точно так, как нет совершенно одинаковых икон на один и тот же сюжет, нет и домов близнецов–братьев. В каждом из них заложено что–то свое, особенное, неповторимое. По словам Владислава Сырокомли, «вясковага цеслi зачараваная сякера» способна обычное строение превратить в произведение искусства. Как это превращение происходило, Сергей Алексеевич и постигал на талантливых образцах. Более того, он создавал такую возможность для каждого, кого привлекало народное зодчество. Чтобы люди увидели искусство, канувшее в глубину веков, архитектор Сергачев не жалел ни своих сил, ни организаторского таланта.

В начале 90–х известный писатель и публицист Евгений Будинас, глава издательства «Полифакс», решил создать образцовое фермерское хозяйство. Землю в аренду ему выделили в живописном уголке Пуховичского района неподалеку от деревни Птичь. За советом по дизайну Евгений Будинас обратился к Сергею Сергачеву. Ознакомившись с хозяйством, Сергей Алексеевич пришел к выводу, что это тот же колхоз, только в худшем варианте. Кого он может заинтересовать? Чем привлечь? Архитектор Сергей Сергачев разработал генеральный план создания музейного комплекса старинных народных ремесел и технологий. А это — производственно–музейный корпус, реставрационные мастерские, кузница, сырница, жилые дома, корчма с постоялым двором. Из Березовки Кормянского района сюда перевезли ветряную мельницу. Евгений Будинас поддержал идеи архитектора и оказал содействие в их осуществлении. Вот так и родились «Дудутки», притягивающие к себе туристов с неизменной силой. Были реализованы и другие проекты Сергея Сергачева: горнолыжный центр «Солнечная долина» в Минске, экспозиция крестьянского подворья в историко–культурном комплексе «Линия Сталина». А чего стоит реставрация ветряных мельниц, к которым Сергей Алексеевич испытывает особое пристрастие. Раньше в Беларуси их были тысячи. Уцелели считаные единицы.

...С Сергеем Алексеевичем случилась беда: перелом позвоночника. В больнице он услышал: «Вряд ли доживет до утра...». Умереть когда–нибудь не страшно. Страшно не дожить до утра. Страшно, что не сделаешь того, что мог сделать. Столько знать, увидеть, столько накопить ценного в голове и сердце — и все это уйдет в никуда... Как бы ни жить, но только жить! Одна операция. Другая. Инвалидная коляска. Нарастающее чувство своей ненужности — и яростное сопротивление: буду ходить! Занимался Сергей Алексеевич до изнеможения. Если чувствовал, что упражнение принесет пользу, проделывал его 365 раз. Да еще накидывал 15%, потому что мог сбиться со счета.

Через четыре месяца с помощью костылей он встал на ноги. Потом поучился делать маленькие шажки по комнате. Пройдет еще четыре месяца, и Сергей Алексеевич, опираясь на палки, переступит порог родного факультета. И когда к нему с радостью бросятся студенты и преподаватели, он не сможет сдержать слез...

Живя на предельной границе своих возможностей, Сергачев Сергей Алексеевич, заведующий кафедрой архитектуры жилых и общественных зданий БНТУ, доктор архитектуры, профессор, написал заветную книгу длиной в целую жизнь «Народное зодчество Беларуси. История и современность». За ее создание и значительный личный вклад в сохранение историко–культурного наследия Беларуси талантливый, мужественный и сильный духом архитектор удостоен премии Президента «За духовное возрождение».

Только сильные духом люди способны возродить и себя, и дело, которому они служат.

Архивация PDF: 
Персоналии: 

Сергачев, Сергей Алексеевич

Виды СМИ: 
Язык: 
Дата публикации: 
среда, марта 1, 2017
Интеллектуальная ответственность: 

Екель, Леонид

Источник: 

СБ. Беларусь сегодня